Возможно ли не влюбиться в Париж?

И снова о Париже… «Я побывал во всех столицах Европы, посетил страны обеих Америк, был частым гостем в Азии и заглянул в Африку, но нигде у меня так не захватывало дух и не стучало так радостно сердце, как в Париже», — хотелось бы мне так сказать.

У меня действительно нигде не захватывало, не захватило так дух и уже, скорее всего, не отпустит до конца моих дней, нигде так не кружилась от счастья и глупого восторга голова, а сердце не переполнялось юношеским восторгом и неясными чаяниями, как в Париже. И что с того, что я не был во всех столицах Европы, не был по ту сторону океана, а из стран Азии и Африки не ездил дальше избитых Турции и Египта — все равно я знаю, что нет на свете лучше города, чем Париж.

У каждого, как любимый цвет, музыка и стиль одежды, есть любимая страна, город, место, которые соответствуют ему по духу, культуре, его мечтам и заблуждениям, наконец. Для кого-то это свободолюбивая Америка с ее возможностями, для другого аккуратная Германия, для третьего наполненная историей, шумная Италия. Они — как мечта. Иллюзия. Придуманный элизиум на земле. Для меня же на данном этапе это бесконечно прекрасная Франция.

Завтрак у Сены
Фото: И. Ткачев, личный архив

Франция и Париж — это как музыка, которая роднится с твоей душой, задевает потайные, неизвестные струны, поет с тобой в унисон, словно рассказывает твою историю жизни и даже то, что было до того. Словно ты действительно когда-то жил другой жизнью, в теле другого человека, в старинном городе другой страны.

Легкий Париж с его l’art de vivre (искусством жить), так полюбившимся еще годы тому, когда вокруг столько стресса, шума и суеты, элегантный, загадочный, умеющий в повседневных мелочах находить самое главное — радость жизни.

Читайте также  Собор Александра Невского в Париже. Кто были его прихожане?

Прекрасный Париж с его потрясающей, сохраненной в своем оригинальном виде архитектурой, королевскими дворцами, роскошными садами, широкими площадями — что удивительно, кажется, в том самом виде, какими они были сто-двести лет тому, когда по ним еще разъезжали кареты и раздавался стук сабо.

Горгульи на Нотр-Дам
Фото: И. Ткачев, личный архив

Париж с непревзойденным изысканным вкусом истинных парижан, с его продуманными широкими проспектами, усаженными каштанами и платанами, помпезными мостами, узенькими мощеными улочками с миниатюрными старинными домиками, увитыми плющом и виноградом, утопающими в зелени садов.

Конечно же, Париж гастрономический с его бистро и ресторанчиками, круассанами и багетами, сырами и винами, макарунами и тартами. Brasseries, patesseries и creperies, где царит особая, романтическая ambiance — неповторимая, неуловимая, опьяняющая атмосфера. Это примерно когда ты сидишь в одном из бистро, где-нибудь недалеко от Sacre-Coeur, под открытым небом, неторопливо потягиваешь красное и легкое, как сам Париж, вино из бокала, смотришь, как мимо идут люди, люди, люди… со всех уголков мира; медленно проезжают словно игрушечные авто и шумные мотороллеры. Твое лицо нежно ласкает вечерний ветерок, сбежавший с Монмартрского холма, предварительно пропитавшись всеми запахами лаванды и вербены, короткого летнего дождя и пурпурного заката, когда в голову тебе приходят нехитрые мысли под названием «счастье» и «беззаботность», и ты понимаешь, ощущаешь, что готов вот так вот сидеть до самого утра, и чтобы ночь не кончалась, и чтобы Париж был всегда вокруг тебя, с тобой, в тебе…

У Сорбонны
Фото: И. Ткачев, личный архив

Париж — это, прежде всего, непередаваемая атмосфера. Атмосфера вечного праздника, витающего в воздухе, радости и любви к жизни во всех ее мелочах. Кажется, что это то самое место, где нет места злости и зависти, боли и отчаянию. Как загробные Елисейские поля, прекрасные поля с блаженных в загробном мире на берегу реки Океан, куда по окончании бренной жизни попадают все люди. Там царствует вечная весна, там нет ни болезней, ни страданий.

Читайте также  Кто такие гризетки?

Это заразительная беззаботность и беспечность, когда даже политики смеются и шутят над проблемами в стране, а не кидаются друг на друга с кулаками. А люди друг другу улыбаются и вслед думают только хорошее.

Как долго мы ищем то, что заставит нас не лениво привычно оценить ситуацию по сонной шкале «Ну, неплохо» или «Да, довольно интересно, сойдет», а взорваться радостными возгласами: «Вот это да!», «Не может быть!», «Я просто в восторге!» Сойти с ума на минуту, выпрыгнуть из своего критического и скептического состояния в вечном поиске недостатков со сравнением одного и другого!

Дом Инвалидов
Фото: И. Ткачев, личный архив

Вырвет из привычной летаргии под названием «моя размеренная жизнь», опрокинет, заставит влюбиться в себя… Чтобы потом вернуть тебя тебе, опять уныло тащить свою скучную жизнь на своем горбу… Но это будем потом… а сейчас! Сейчас — то самое!

Париж, с его праздником, который всегда с тобой, его извилистыми, мощеными улочками уютного Монмартра, виноградниками и домиками с фисташковыми мансардами, с его вечными холмами, с которого все великолепие Парижа — как на ладони, с его королевскими дворцами в причудливой лепнине и позолоте, нарядными мостами, миллионом огней, звуками аккордеона и запахами французской выпечки, лаванды и наполненной озоном свежести после летнего дождя…

Эйфелева башня
Фото: И. Ткачев, личный архив

Все проходит… и даже сама жизнь. Но Париж, Париж всегда остается. Остается навеки с тобой, в твоих воспоминаниях, твоем сердце, соединившись где-то там, где спряталось детство и первая любовь…

Париж, который всегда с тобой…